?

Log in

No account? Create an account

svpodlaskina


Записки о поездках и путешествиях


Previous Entry Share Next Entry
Музыка, помогавшая побеждать. Часть 2.
svpodlaskina
Продолжение. Начало здесь.


Подласкин Н.С.

_________________________
В ходе боев музыканты подвозили боеприпасы в подразделения, а при возможности выступали перед бойцами с импровизированными концертами. Мы часто приходили в батальоны, роты, а то и во взводы и устраивали «музыкальный момент», как говорили гвардейцы. Исполняли мы мелодии фронтовых песен, марши, классические произведения русских и западных композиторов.
Наиболее популярным жанром музыки на фронте была песня. Лирическая песня не уступала в популярности боевой, героической.
Война оторвала друг от друга тысячи людей, разлучила отцов и детей, разметала по свету целые семьи. У каждого бойца была своя душевная рана. И на эту рану бальзамом ложилась любая весточка о родных людях, любое напоминание о доме, о том, что осталось за чертой войны. Этой весточкой, этим напоминанием о мирной жизни зачастую была лирическая песня. Она связывала прошлое с настоящим, звала к защите будущего. Особой популярностью пользовалась песня Блантера на стихи Константина Симонова «Жди меня».



Мелодия ее — как снайперское попадание в цель: вряд ли можно точнее и глубже облечь в музыкальные звуки эти взволнованные, идущие от сердца слова.
Были в нашем репертуаре песни, которые пели в сопровождении оркестра все слушатели.
И в полку, и в бригаде уважали музыкантов и, пожалуй, даже бережно относились к ним: без нужды не загружали боевой или хозяйственной работой.
— Ваше дело — веселить души и поднимать своей игрой боевое настроение бойцов, — говорил Александр Тимофеевич Худяков.

Случалось нам играть и по индивидуальному заказу.
Зайдет, бывало, в нашу землянку кто-нибудь из офицеров, сержантов или солдат и попросит сыграть его любимую мелодию. Мы никогда не отказывали в этом. Иные даже называли нас не оркестром, а «подразделением духовной пищи». Мы уже знали любимые произведения наших слушателей и, не дожидаясь заказа, удовлетворяли их желания.

Частым гостем оркестра был лихой разведчик Владимир Семенов. Как-то он принес нам пачку граммофонных пластинок, которую раздобыл во время одной из вылазок в тыл врага.
— Не мог расстаться с таким редким трофеем,— смущенно пояснил он. —Знаете, здесь есть даже вальс «На сопках Маньчжурии». Этот хороший старинный вальс почему-то забыли. Вы тоже его не исполняете. Вот я и подумал, может, вам эта пластинка поможет.
Музыкантам захотелось сделать приятное разведчику, и они решили разучить вальс всем оркестром. Когд через несколько дней Семенов забежал к нам похвастаться, что привел два «языка», мы сыграли для него «На сопках Маньчжурии».


— Удружили, спасибо от всей души! — пожимая музыкантам руки, говорил Семенов.
Когда музыканты узнали, что Владимир Семенов награжден орденом Красного Знамени, они дали в честь разведчика концерт из его любимых произведений.

Нашим хорошим другом был командир батальона Хусейн Михаевич Байзулаев, красивый и веселый человек. Байзулаев любил «музыку, лошадей и девушек», как он сам говорил о себе. Не знаю, как насчет девушек, на войне было не до этого, но музыку и лошадей Хусейн действительно любил. За отличную верховую езду его звали джигитом.
Что касается музыки, то Байзулаев в свободное время часто приходил к нам и говорил:
— Слушай, дай, пожалуйста, «Кабардинку».


Стройный, с тонкой талией, он становился в позу и, едва начинала звучать мелодия, пускался в пляс, требуя убыстрения темпа. На звуки оркестра собирались зрители, начинали хлопать в ладоши. А в центре круга молнией метался наш джигит. И как бы мы ни ускоряли темп, нам никогда не удавалось «переиграть» танцора. Он успевал перебирать ногами даже тогда, когда зрители не успевали хлопать в такт музыке.
Байзулаев был одним из любимых воинов бригады. Он мечтал сплясать «Кабардинку» на центральной площади Берлина. Не удалось джигиту осуществить свою мечту: он погиб у Запорожья при форсировании Днепра... И уже не «Кабардинку», а грустную мелодию нам пришлось играть в память о своем друге, который прошел в боевых рядах гвардейцев от Дона до Днепра, вырос от лейтенанта, командира взвода, до гвардии майора, командира мотострелкового батальона.

Осенью 1943 года, когда бригада громила фашистов за Днепром, вызвали меня в штаб как-то вечером А. Т. Худяков и начальник политотдела подполковник В. П. Алтухов. От них я узнал, что по радио будут исполнять новый Гимн Советского Союза.
— Твоя задача,— сказал Худяков,—как можно быстрее донести в боевые подразделения новый государственный Гимн.
Поздно вечером радист включил станцию, настроился на Москву. Затаив дыхание, мы с нетерпением ждали Гимн. И вот полилась музыка. Первый мощный аккорд как бы призывал встать, и мы встали. Прослушали все три куплета, записали мелодию. В эту же ночь сделали переложение для нашего полкового духового оркестра. А наутро уже исполнили Гимн для бойцов.

__________________________

Начало: часть 1. Продолжение: часть 3, часть 4.